+375 29 853-40-17

info@zapraudu.info

В. Некляев: Пошутили и хватит!

19 декабря — не только годовщина Плошчы. Это еще и день рождения генерального секретаря ЦК КПСС, маршала Советского Союза Леонида Брежнева.

Раньше эти два события во мне никак не связывались. Но вдруг вспомнился давний анекдот — и связались.

Анекдот хорош своей краткостью. «Пошутили и хватит!» — сказал Брежнев, переклеивая брови под нос.

brezhnev01

Что было — и что изменилось в результате переклейки бровей?.. Из-за чего люди вышли (и вновь готовы выйти, как бы ни пугала их этим, сама всего пугаясь, власть) на Плошчу? Чтобы ответить на этот вопрос, надо сравнить то, что было, с тем, что стало. И лучше всего для этого подходят периоды правления Брежнева и Лукашенко — по времени (пока) почти одинаковые.

Те 18 лет, с 1964 по 1982, когда Союзом ССР, а значит и Белорусской Советской Социалистической Республикой руководил «бровеносец», вписаны в скрижали истории как время застоя. В нем утонули, едва начавшись, косыгинские реформы. И это еще одна причина, по которой те годы наиболее подходят для сравнения с годами нынешними.

Что-то в том застое все же двигалось. Строилось. Создавалось. Я попробовал вспомнить: что? Не всё — основное, и только то, что касалось непосредственно Беларуси.

Получилось вот что.

Новолукомль с тремя заводами, крупнейшей ГРЭС, самой мощной ныне белорусской электростанцией.

Солигорск с 62-мя промышленными предприятиями, на которых производится 45% продукции Минской области.

Светлогорск с 60 тысячами населения, крупнейший индустриальный центр.

Новополоцк с 71% объёма производства Витебской области, центр нефтехимической промышленности Беларуси.

Мозырский нефтеперерабатывающий завод — кстати, сегодня он (как и многие другие промышленные объекты) принадлежит белорусскому государству меньше чем наполовину, равноправным собственником предприятия (42,5% акций) является российская кампания «Славнефть».

Могилевский комбинат синтетического волокна — нынешнее ОАО «Могилевхимволокно».

Гродненский азотно-туковый завод — нынешнее открытое акционерное общество «Гродно-Азот».

Новополоцкий НПЗ — нынешнее открытое акционерное общество «Нафтан», а чуть позже (1984) — Белорусский металлургический завод, а еще (как базовые для постиндустриальных, высокотехнологичных производств, прежде всего оптико-механического и электронного) заводы «БелОМО», «Интеграл» и еще 170 крупных промышленных и сельскохозяйственных объектов, созданных в 60-80-е годы.

Фантастика. Не Советская Беларусь, а какой-то «азиатский тигр». Гонконг или Тайвань. И если это сделано за 18 лет застоя, так что же тогда свершено за 20 лет развития?

А ничего. Все, что мы имеем во «времени усов», досталось нам из «времени бровей». В какие только министерства и ведомства ни обращалась по моей просьбе пресс-служба кампании «Говори правду!» с попытками получить названия и адреса не «свечных заводиков», а более-менее крупных, построенных в последние 20 лет предприятий, — безрезультатно. Не считать же стройками, обеспечившими развитие и стабильность, десяток резиденций главы государства да два с половиной десятка ледовых дворцов. Или даже Рогозницкий крахмальный завод, о котором нам сообщили как о новом предприятии, а потом оказалось, что на нем уже сто лет крахмал выпускают, просто не так давно закупили для этого новое, шведское оборудование…

Тогда мы обратились в «Минскпромстрой», специалистами которого построены практически все промышленные предприятия Минска — от автомобильного и тракторного заводов до атомного реактора Академии наук, НПО «Центр» и ПО «Интергал». И получили информацию (которую можно видеть и на сайте «Минскпромстроя»): «В настоящее время ведется строительство двух жилых домов».

Кто-то может сказать: сравнение «времени бровей» и «времени усов» не корректное. Во времена Брежнева средства в Беларусь вкладывала Москва. Да, но она же их забирала. И не только через отчисления из республиканского в союзный бюджет. А теперь ничего не забирает, только дает. Разные источники называют различые суммы, но все они колеблются в пределах от от 8 до 12 млрд. доллларов в год.

По данным Института международной экономики Петерсона (Peterson Institute for International Economics), «ежегодно Беларусь получает от России около 10 миллиардов долларов». А государство взяло у той же России еще и кредит на такую же сумму для строительства белорусской АЭС.

Зачем, если получается, что за 20 лет мы могли построить 20 атомных станций?

Куда девались деньги?..

Ладно, не заладилось с промышленностью. Тем более, что время индустриальных проектов как бы ушло, а для постиндустриальных, высокотехнологичных — нет базы. Была да вся вышла. Вон даже Борисовскую мебельную фабрику никак не удается модернизировать. Так, может, заладилось дело с сельским хозяйством, в которое только в последние 10 лет вложено почти 50 миллиардов долларов! В отрасль, производственную деятельность в которой осуществляют (включая охоту и рыболовство) 4779 субъектов, из них в государственной собственности находится 601. Сколько же у нас должно было появиться колхозов-миллионеров? Миллионеров-фермеров? Где они? Во что «вложились» средства? Попросту: кому достались? Или не наше это дело?..

Наше. Как и все остальное, что происходит в стране. В здравоохранении, в образовании, в культуре, которая всегда (и при усах, и при бровях, и при чисто выбритых) финансировалась по остаточному принципу. Тем не менее, Белорусский государственный университет культуры появился в годы застоя. А за последние 20 лет хоть какое-то учреждение культуры к существовавшим ранее добавилось? Национальная библиотека? Так она была. В самом центре белорусской столицы, в уютном здании, в котором теперь не культура, а власть.

В 60-х, 70-х, 80-х годах появились лучшие картины «Беларусьфильма», лучшие белорусские книги написаны тогда же. Быков, Брыль, Бородулин, Буравкин, Короткевич, Макаенок, Мележ, Танк, Кулешов, Панченко, Шамякин — это все имена того времени. «Песняры», «Верасы», «Сябры» — его до сих пор распознаваемые знаки.

Во мне вовсе нет, как кому-то может показаться, ностальгим по тем временам. А если вдруг… то достаточно прочитать пару страниц Солженицина — и проходит. Да, был советский тоталитаризм, не допускавший никакого инакомыслия. Не было никаких прав человека, выборов, свободы слова. Но скажите: теперь все это есть?..

«Все вокруг советское, все вокруг мое!» — распевал когда-то хор Советской Армии. И вокруг нас как было, так и осталось все советское, начиная от колхозов и совхозов, способов производства, управления, и кончая флагом и гимном, символами страны. Но даже в советское время всё вокруг не было таким не нашим, народ не был так отчужден от государства, от принятия хоть каких-нибудь решений, определяющих его судьбу, как сейчас. И не плохим качеством продукции промышленности и сельского хозяйства, сферы услуг и культуры, а именно скверным качеством власти, цепляющейся за тоталитарное советское прошлое, от начала не имевшей и по сей день не имеющей никакого внятного представления о стратегии развития страны, обусловлены все наши потрясения и кризисы, в том числе кризис наступающий.

Этим же, а вовсе не действиями каких-то внутренних или внешних врагов, обусловлены и протесты народа, выходящего на Плошчу, которую — со всеми провокациями, побоищами на ней и массовыми арестами после нее — организует вовсе не оппозиция, а бессильная, озабоченная только самосохранением, подстегиваемая страхом, власть.

Самое лучшее, что это власть могла бы сейчас сделать — не бороться с грядущим, ею же и созданном кризисом, а уйти.

Как? Например, отказаться от участия в президентских выборах, как по сути уже посоветовал посол России Суриков. Он, конечно, сказал об этом со своим интересом, с намеком: мол, смотри, не в ту сторону шагнешь — не поддержим, — но здесь тот случай, когда наши интересы в чем-то совпадают.

И не нужно слушать заезженную пластинку: лошадей на переправе не меняют. Если их не менять, то они утянут на дно. И останется от Беларуси только пузырь. Бурбалка на болотистой окраине бывшей советской империи.

Владимир Некляев,  «Белорусские новости»

19 декабря 2014

Коментарии

Добавить комментарий

Вы должны быть авторизованы для комментирования.

 
А также…
Надо ли извиняться перед памятником? Андрей Дмитриев на ОНТ