+375 29 853-40-17

info@zapraudu.info

Вице-премьер Тозик и Китайско-Белорусский индустриальный парк

Анатолий Тозик хоть и работал послом в Китае, но так и не понял «загадочную китайскую душу».

А между тем, она не более таинственна, чем душа любого другого народа. К тому же внимание Анатолию Афанасьевичу нужно было концентрировать не на всем китайском народе, а на отдельной его группе. Эта группа всегда находилась у него перед глазами: в нее входили чиновники, которые отвечали (или отвечают до сей поры) за экономическое сотрудничество с Беларусью.

Что они хитрецы, думающие исключительно о том, как побольше экспортировать и поменьше импортировать, нынешний вице-премьер знал и до своей посольской миссии. И про связанные кредиты знал, и про то, что на свои предприятия за рубежом они стараются привезти своих рабочих, тоже знал.

И вообще прекрасно понимал, что, в отличие от обладателей другой «загадочной души» – русских, не будут что-то дарить сейчас, чтобы потом вернуть сторицей (если не в деньгах, то в виде политических дивидендов). Товарищи ханьцы потребуют свое сразу. Они осведомлены о безвыходном положении, в которое загнали себя белорусские власти, рассорившись с Евросоюзом и втянувшись во всякие ТС и ЕЭП с Россией, и обязательно этим воспользуются.

Настораживал ли такой поворот событий Анатолия Тозика? По всей видимости, нет. Потому что вся эта история замешана на частном интересе отдельных официальных лиц белорусского государства. Не скажу, что китайскими чиновниками движет только патриотизм. За удачно реализованный проект им полагается либо повышение по службе, либо значительная прибавка к жалованию. Однако, в конечном счете, китайский чиновник действует в интересах Поднебесной.

В чьих интересах действует белорусский чиновник Тозик?

Оставлю этот вопрос без ответа, чтобы нечаянно не сказать того, что будет расценено как клевета.

Волнения и бунты в Китайской Народной Республике

Но чего же не разглядел в китайской чиновничьей душе наш посол и вице-премьер?

Одной эмоции, на первый взгляд, вроде бы не свойственной многовековой авторитарной власти: страха перед разгневанным народом.

Разговор, конечно, не о революции, а всего лишь о местных бунтах.

Если бы посол Тозик не только отправлял в Минск депеши с описанием перспектив белорусско-китайского сотрудничества, но и следил за общественными настроениями в Китае, то он бы увидел, что тамошние граждане далеко не всегда согласны с тем, что делают их власти.

Главным образом это касается вопроса отчуждения (часто коррупционного толка) общинных земель в пользу какого-нибудь отечественного или заезжего капиталиста, а также строительства вблизи деревень и городов заводов и фабрик.

По сообщениям печати (разумеется, официальной, так как иной в Китае нет), которая ссылается на данные одного из профессоров престижного Университета Циньхуа в Пекине, в 2010 году произошло (внимание!) до 180 тысяч акций протеста. А вот какую статистику дает полиция: в 1993 году было 8,7 тысячи таких инцидентов, а в 2006-м – 90 тысяч. Динамика впечатляет, не правда ли?

Причем, если в девяностых годах прошлого столетия в основном бузили сельские жители (хотя надо понимать, что китайская деревня – это вполне себе наши Быхов, Ивье или Кричев), то в 2000-х с планами властей стали не соглашаться и довольно зажиточные жители небольших и средних по китайским меркам городов.

Власти, само собой разумеется, чрезвычайно раздражены такой активностью граждан, но предпочитают идти на уступки. Недовольные не выдвигают никаких политических требований – поэтому проблемы обычно решаются мирным путем (кроме того, центральные власти использует народные волнения в качестве инструмента для укрощения своеволия местных руководителей).

А недавно в одной провинции произошел вообще некитайский случай. Сельские жители решили сбросить проворовавшуюся администрацию – полиция усмирила бунт, но перестаралась: в КПЗ скончался один из деревенских активистов. И сейчас – просто фантастика! – в этом селении пройдут первые НАСТОЯЩИЕ выборы главы администрации.

Китайско-Белорусский индустриальный парк

Однако вернемся в Беларусь.

Что здесь могло напугать китайских чиновников и инвесторов?

Да в общем-то то же самое, что и в самой Поднебесной.

Ведь чего им наобещал Тозик?

Восемьдесят квадратных километров земли в Смолевичском районе (это, кто не знает, в 10 километрах от Минской кольцевой автодороги) для строительства технопарка. Как сказал какой-то другой белорусский чиновник: «Наши китайские партнеры осмотрели с вертолета не один участок и остановили свой выбор на этом».

В довесок к территории Тозик, я так понимаю, обещал «партнерам» и отсутствие проблем с отчуждением земель у жителей деревень и владельцев дачных участков.

Но случилось непредвиденное: граждане взбунтовались. Причем по китайскому сценарию.

Про политику ни слова. Но земли свои отдавать безропотно не захотели и, более того, решительно выступили против того, чтобы технопарк был рядом с их домами. А еще высказали свое возмущение тем фактом, что вопросы, непосредственно касающиеся их жизненного благополучия (в частности, собственности и здоровья), решаются без их участия. О своей позиции они поставили в известность не только Совет министров, Палату представителей и Администрацию президента, но и посольство КНР в Минске.

Министру так ошибаться не положено

Кто-то тогда мог сказать: «Ай, мало ли наши граждане пишут обращений в разные инстанции? И что толку?»

Но вот  проходит несколько недель, и что мы слышим от Александр Лукашенко, когда к нему с докладом приходит губернатор Минской области Борис Батура? Что не нужно обижать «наших людей» и что на Смолевичском районе свет (белорусская его часть) клином не сошелся. А Тозик при всяком удобном случае спешит сообщить нам, что отчуждения земель не будет.

Потом мы узнаем, что китайские инвесторы вроде как не хотят вкладываться во вторую взлетную полосу Национального аэропорта, потому что наши, по своему обыкновению, слишком много просят.

И, наконец, до нас доходят слухи из Минэкономики, что чиновники министерства пребывают в скверном расположении духа. Похоже, что китайская сторона взяла паузу: решила еще раз оценить целесообразность строительства технопарка.

Целесообразность в этом случае подразумевает не только экономический расчет.  Тут имеет значение и общественно-политический фактор. Китайские инвесторы с удивлением обнаружили, что граждане Беларуси могут доставить им большие неудобства, а кажущаяся всесильной белорусская власть чрезвычайно зависит от общественного мнения.

По сути, дачники и жители деревень наложили вето на подписание президентом Указа о строительстве Китайско-Белорусского индустриального парка в его первоначальном виде.

Тозик убеждал своих китайских друзей (или бизнес-партнеров, не знаю, как правильно их называть), что в Беларуси, в отличие от современного Китая, согнать людей с их земли или построить у них за забором химический завод – задача для властей проще некуда. Они ему поверили, но теперь видят, что он их обманул.

Обманул помимо своего желания – просто слишком уверовал в пропагандистскую сказку о «толерантных белорусах».

«Плохой министр, – скажут (или уже сказали) о нем китайские партнеры. – Хороший министр не может так ошибаться в своем народе».

Игорь Драко, «Белорусский партизан»

17 апреля 2012

Коментарии

Добавить комментарий

Вы должны быть авторизованы для комментирования.

 
А также…
«Апазіцыя павінна прадстаўляць грамадства!» Андрэй Дзмітрыеў абмяркоўвае пасланне Аляксандра Лукашэнкі