+375 17 209-48-04

info@zapraudu.info

Владимир Некляев: Это книга благодарности Минску

День открытия Международной книжной выставки в Минске закончился скандалом: власти запретили презентацию нового романа Владимира Некляева «Автомат с газировкой с сиропом и без».

Книга, вошедшая в лонг-лист престижной литературной премии имени Ежи Гедройца, была первой, которую международное жюри этого конкурса решило представить читателям, издателям  и книгопродавцам.  Но белорусские чиновники решили,  что ни сам Некляев, ни его книга в представлении не нуждаются.

— Владимир Прокофьевич, может, причина запрета кроется в теме романа? О чем Ваша новая книга?

— Это книга благодарности Минску и всем тем, кто вместе с этим городом вошел в мою жизнь. Это роман о Минске 60-х годов, времени так называемой хрущевской оттепели, которое переплетается с временем нынешним. Разумеется, со всеми его реалиями, но причина, по которой была сорвана презентация, не в этом.

Устроители книжной выставки в Минске, а это Министерство информации, недавний Госкомитет по печати, с которым у меня почти такие же «дружеские» отношение, как и с комитетом госбезопасности (сотрудники которого, кстати, среди основных персонажей романа), не захотели видеть на выставке не только мою книгу прозы «Автомат с газировкой…», но и книгу поэзии «Окно», изданную в Москве издательством «Время». Из-за этого представители издательства отказались от участия в выставке, не приехали в Минск. Так что будь роман хоть о ловле бабочек, было бы то же самое.

— Вы участвовали во множестве книжных выставок, отечественных и зарубежных.  Какова Ваше общее впечатление, как писателя, от нынешней выставки в Минске?

— В романе «Автомат с газировкой…» есть глава, в которой описывается заседание Политбюро ЦК КПСС (во главе с руководителем СССР Никитой Хрущевым) в сумасшедшем доме. Так вот день открытия Международной книжной выставки в Минске напоминает эпизоды того заседания. Два часа выставку не открывали в ожидании представителя  лукашенковской администрации (Политбюро), а первыми лицами на открытии вдруг оказались председатель Центральной комиссии по выборам и проведению республиканских референдумов и назначенный командовать писателями милицейский генерал, назвавший выставку «большим сакраментом» и поведавший, что “мы (то есть, он с председателем ЦИК и представителем администрации) не стремимся навязывать свои взгляды, свои мысли, мы рады услышать других”. А когда те, другие, пришли на выставку, их встретили милицейские ребята, переодетые в форму администрации. Не для того, чтобы “навязать” мысли, такие намерения на их лицах действительно не проглядывались, а попросту повязать.

— Свои действия в отношении к Вам на организованной ими выставке представители Министерства информации оправдывают тем, что “мероприятие не было согласовано”.

— Да?.. А представители Комитета госбезобасности оправдывали свои действия в отношении ко мне в подведомственной им тюрьме тем, что “мероприятие не было санкционировано”. Почти двадцаць последних лет я только то и слышу, что что-то в моей жизни с кем-то не согласовно и кем-то не санкционировано. Собственно говоря, нас всех заставляют так жить. Вот когда мы жить так не захотим, не станем, тогда и кончится жизнь нынешнего белорусского режима.

В пресс-релизе жюри литературного конкурса имени Ежи Гедройца — презентации книг девяти авторов. Одна из них после того, как была сорвана презентация моей книги, состоялась.

Дело не в книгах. Оно ведь как происходит… Вот министр, или заместитель министра информации узнает о презентации книги неудобного автора. Казалось бы: ну и пусть. «Все проходит — пройдет и это», — написано на кольце Саламона. Так нет. А вдруг тому, кто раздает министерские и заместительские кресла, это  не понравится? «Как допустили?!.» И — бац! — ногой, как он это умеет, вышибет мягкое кресло из-под мягкого места! Может, этого и не случится, литературой-то он, наш Саламон, не шибко интересуется, да вдруг ему донесут? Тут уж лучше перебдеть, чем…

Услужливые дураки — проблема гораздо большая, чем плохие дороги. И что интересно: свободных вакансий на их место никогда не бывает.

Вообще-то все  это — стоящее над законом самоуправство. Презентации книг с автограф-сессиями авторов проводятся арендаторами стендов, за который платятся немалые деньги, и ни с кем никакого согласования не требуют. Это обычная практика всех международных выставок. Я могу в любою аремя подойти к стенду, на котором выставлена моя книга, и встретиться с читателеми. Помочь моему издателю рекламировать, продавать книги, иначе для чего он арендует стенд, за что платит деньги? За “большой сакрамент”?

— Польское посольство выразило удивление инцидентом на Международной книжной выставке в Минске, произошедшим у стенда Польши, на котором должна была состояться презентация Вашей книги.

— Тут не мудрено удивиться… Видели бы вы удивление на лицах участников выставки из США, Италии, стенды которых рядом со стендом Польши. Они всю жизнь занимаются книжным бизнесом и отродясь не видали, чтобы с выставки изгоняли автора, запрещали экспонировать его книги. Один из них спросил: “Ваша книга имеет отношение к насилию?..”

— Заинтересовался?

— Вроде того… Я ответил ему, что да, имеет, потому что и книги, и люди, их пишущие и читающие, подвергаются в этой стране насилию. А я хочу, — и буду все возможное делать для этого и в литературе, и в политике, — чтобы насилие в моей стране кончилось. Об этом и роман “Автомат с газировкой з сиропом и без”.

— Раз уж на выставке познакомиться с ним не получилось, так где читатели могут его купить?

— Проще всего — у издателя в интернет-магазине Prastora.by.

Источник: belaruspartizan.by

8 февраля 2013

Коментарии

Добавить комментарий

Вы должны быть авторизованы для комментирования.

 
А также…
Поход к избирателям. Олег Квятинский, кандидат в депутаты Витебского горсовета