+375 29 853-40-17

info@zapraudu.info

Возможен ли в Беларуси «украинский сценарий»?

28167

Как минимум значительная часть белорусов, наблюдая за событиями в Киеве, задумывается: а возможно ли нечто подобное в Минске? Тем более, не за горами – новые президентские выборы, и мы все помним, что было на предыдущих. И понимаем: потенциал протеста есть. Но реализуется ли он? Об этом обозреватель БДГ спросил у нескольких наших постоянных экспертов.

«Майдана мы не допустим в нашей стране», – неожиданно заявил Александр Лукашенко 18 февраля на совещании в Минске по проблемам индивидуальных предпринимателей. Подобные высказывания говорят лишь об одном: в голове как президента, так и других немногочисленных «акционеров ЗАО «Республика Беларусь», украинский Майдан засел очень плотно. Они по-настоящему боятся, что белорусы, посмотрев на успех оппозиции в Киеве, захотят повторить нечто подобное осенью 2015-го в Минске.

Но большой вопрос: найдутся ли в Беларуси движущие силы для революционного развития событий? Украина изначально расколота: ее запад тяготеет к Европе, а восток тесно связан с российской промышленностью. Беларусь же в этом плане почти полностью завязана на России и других постсоветских странах.

К тому же в Украине есть бизнес, олигархи, которые поддерживают протесты, рассчитывая на передел власти и, в итоге, экономического влияния. Но в Беларуси – по большей части государственная экономика, которая и сегодня дает около 70% ВВП. Частный бизнес власти не нужен, в том числе, и потому, что его владельцы слишком много начинают о себе думать. Если человек не зависит от государства, у него начинает повышаться чувство собственного достоинства, появляется «осанка». А это рано или поздно приводит к тому, что он замечает карликовость окружающего государственного величия.

Потому в Беларуси большинство людей остаются бенефициарами власти. Они, так или иначе, вписаны в систему – своими зарплатами, загранкомандировками, правом проводить время в соцсетях на работе. Во многом их заработок – это не рыночная категория, производимый ими прибавочный продукт не соответствует цифрам в зарплатной ведомости. Они не заработают того же количества денег в системе, построенной на принципах равных возможностей, а потому не готовы принять участие в смене системы, которая существует сейчас.

И большой вопрос: способны ли белорусы организоваться на низовом уровне, подобно украинцам? Как человек, побывавший в самой гуще событий 19 декабря 2010-го, могу сказать: на Площади про какую-либо самоорганизацию людей речь не шла и близко. 100% хаоса. Сперва – разные люди, движущиеся в разных направлениях просто, чтобы куда-то двигаться. Лидеры оппозиции, неуместно взобравшиеся на трибуну памятника Ленину. Потом – толпа, убегающая в сторону Главпочтамта и гостиницы «Минск», потому что от пединститута наступают недружелюбно настроенные внутренние войска. И все, конец.

Однако сегодня простой белорус, привыкший за долгие годы к рабской покорности и к тому, что «ничего изменить нельзя», задумчиво смотрит на экран телевизора и видит, как вооруженный до зубов «Беркут» уже третий месяц не может ничего поделать с кучкой таких ранее всегда забавных и нелепых «лохов». Мысли в голову ему приходят нехорошие, и это очень беспокоит Красный дом. Белорусский мужик смотрит на Киев с надеждой: если у них получится, может, выйдет и у нас…

Андрей Дмитриев, зампредседателя гражданской кампании «Говори правду»:

— Евромайдан начался непредсказуемо. Никто 4 месяца назад не мог предположить, что не-подписание договора об ассоциации приведет к кровавым событиям, к революции. Этого не ждали ни власть, ни оппозиция, ни сами люди. Если в Беларуси такое произойдет, то так же неожиданно. Дату перемен нельзя назначить. Мы не знаем, от какой искры разгорится пламя. Надо просто делать все, чтобы они состоялись и были мирными. И ответственность эта лежит не только на оппозиции, но и тех, кто в какой-то конкретный момент будет принимать решение: подчиняться или нет приказу фальсифицировать выборы, бить безоружных людей, стрелять в народ. Сегодня в Беларуси большинство напугано жертвами с обеих сторон, безвластием. Поэтому люди говорят: нам нужны перемены, но другим путем. Последний опрос НИСЕПИ показал: 46% считают, что в Беларуси нужны серьезные реформы, абсолютное большинство не согласно с курсом развития страны. Нужен путь его изменения. Для нас этот путь – народный референдум, законный путь изменить ситуацию, не доводить ее до взрыва. Не давить на людей, а дать им высказаться и решить, как развиваться дальше. 

Ольга Карач, глава гражданской кампании «Наш Дом»:

— Я думаю, что такой вариант возможен и даже, скорее всего, будет. И этому несколько причин. В Украине люди устали от беспредела и вышли на улицы из-за того, что происходит в стране, а не из-за соглашения с ЕС. Соглашение было только поводом, но не причиной. Я думаю, что в Беларуси тоже будет какое-то событие, причем не обязательно крупное, но тоже рванет. Так было с Ливией и многими другими странами. Люди выйдут на улицы, потому что устали все терпеть. Это накапливается, и повод будет для власти непонятный. В психологии описывается часто причина развода, когда люди женятся, потом жена какое-то все терпит, старается угодить, подстроиться и молчит. В итоге может «рвануть» в семье даже от того, что муж не закрутил пробку на тюбике от зубной пасты. Она становится последней каплей, скандал и развод. Но для второй стороны будет непонятно, почему – все же было так хорошо, и какой-то тюбик…

Вторая причина – массовая эмиграция определенных социальных групп. Уехало за границу очень много людей, которые могут себя трудоустроить на рынке труда в другой стране, т.е. образованных, высококвалифицированных, интеллигентных. Это значит, что в Беларуси таких кадров остается все меньше, и власти уже чувствуют эту проблему. А значит, способов мирного разрешения конфликта становится тоже все меньше, потому что для этого нужно, чтобы был кто-то, кто может модерировать этот мирный конфликт. Потому я думаю, что белорусы будут терпеть «до конца», т.е. до точки, которую они считают «концом», и потом уже начнется то же самое, только более интенсивно, и будет больше насилия. Сегодня нет выхода народному недовольству. Когда потиху спускается пар, это одно. Но на сегодня в Беларуси таких механизмов нет, и страна напоминает герметически закрытый чайник, в котором что-то варится, но пар не выходит. И когда дойдет до точки кипения – будет взрыв. 

Андрей Поротников, руководитель аналитического проекта Belarus Security Blog:

— Во-первых, образ «забитых» и тихих белорусов – абсолютная чушь. Это может подтвердить любой, кто знаком с драками в белорусских деревнях. Стоит напомнить, что первые выступления рабочих в горбачевский период СССР начались именно в Минске. Явно не самом депрессивном городе тогдашнего Союза. Во-вторых, «коктейль» Майдана включает не только состояние общества, но и качество государственного управления. Последнее: в Беларуси в течение последних трех лет стабильно деградирует. В условиях низкой эффективности властей даже ограниченные выступления могут сыграть роль соломинки, переломившей хребет верблюду. Постоянное «население» Майдана не превышало 10 тыс. активистов. Для трехмиллионного Киева – на уровне статистической погрешности. В Беларуси население, по моему мнению, перестало уважать власть. Как только оно перестанет эту власть бояться (а, судя по росту насилия в отношении сотрудников милиции, это уже происходит), ситуация приобретет совсем иное качество. В-третьих, революции делаются не только голодными, но и сытыми, которых с какого-то момента кормить перестали. Это как раз та ситуация, которая складывается в нашей стране: аппетит у населения ого-го, а вот запасы властей ограничены. В-четвертых, не стоит сбрасывать со счетов и внешний фактор. У внешних игроков может возникнуть соблазн воспользоваться социально-политическим кризисом в нашей стране для достижения собственных геополитических целей. 

Евгений Прейгерман, директор по исследованиям «Либерального клуба»:

— Повторение украинских событий в Беларуси практически исключено. У нас отсутствуют почти все факторы, которые сделали возможными последние украинские события. Вот несколько из них. 1) Объединяющая критическую массу населения (в среднем это хотя бы 40-60% населения) идея. Во время украинского кризиса таких идей было несколько: от независимости и европейского будущего страны до желания избавиться от зарвавшейся и полностью оторвавшейся от реальности власти. И эти идеи друг друга дополняли. 2) Организационный и интеллектуальный потенциал альтернативных властям сил. Достаточно сравнить действия и поведение лидеров акций протеста в Украине и в Беларуси, например, в 2010-м, и все становится понятно. 3) Финансовые ресурсы, которые могут быть направлены на поддержку акций протеста. В Беларуси пока все финансовые потоки жестко контролируются властями, а президент не стесняется периодически напоминать предпринимателям, что им будет за поддержку оппозиции. 

Сергей Костян, глава ОО «Белорусский славянский комитет», экс-депутат парламента:

— Майдан у нас невозможен, он не нужен и опасен для Беларуси. Да, у нас тоже может произойти что-то непредвиденное, но не в виде Майдана. Если наши власти умные, то они не позволят привести страну к подобным событиям и даже в зародыше не допустят событий, подобных украинским. Но власть в то же время должна чувствовать настроение народа по отношению к ней. Если она сегодня этого не чувствует и не понимает, то могут произойти события любого порядка.

2015 год, безусловно, таит в себе какую-то опасность, и это уже чувствуется по настроению людей. Потому что недоверие к власти растет. Наши люди не пойдут на погромы и потасовки. Но! Белорусы – они ж такие, они тихони. Голову в плечи втянет – и «Так, так, так, паночку, Я зраблю так, як вы хочаце». А сам сделает так, как ему самому надо, а не так, как пан хочет. Власть это должна учитывать уже сегодня.

Мы слишком задержались в нынешнем нашем положении. Конституция практически растоптана и не работает, экономика зашла в тупик. В сельском хозяйстве путем приписок показывают, что все благополучно. Так что властям надо в первую очередь увидеть и услышать людей. И считаться с мнением и настроением общественности. Пусть они говорят, что у нас нет политических партий, но это они сами себя успокаивают, что, мол, народ наш политически не активен. Но это чушь. И если не работать с обществом, то власть, безусловно, может потерпеть крах, и это произойдет неожиданно. 

Итак, как видим, мнения есть самые разные, хотя большинство считает, что «что-то будет». Но что может стать толчком для развития событий по сценарию Майдана – кроме собственно президентских выборов? Достаточно несколько месяцев понаблюдать за происходящим, чтобы понять: государство зондирует возможности дальнейшего сокращения своей социальной ответственности. Вспомните инициативы Тозика о платном посещении поликлиник.

А недавно чиновники сообщили СМИ о планах ввести 100% оплату питания дошкольников и учащихся в образовательных учреждениях, а также лимитировать число обращений в поликлиники и «Скорую помощь», вызовы врача на дом. По факту участие граждан в финансировании систем образования и здравоохранения поступательно растет все последние годы. При этом вопросы адекватного снижения налоговой нагрузки, контроля граждан над расходованием средств, контроля качества образовательных и медицинских услуг, предоставляемых государством, даже не поднимаются.

Конечно, люди пока терпят по извечной белорусской философии «А можа, так і трэба?». Но и до бесконечности этот принцип действовать не может. И если недовольство лишением социальных благ наложится на недовольство очередным обманом на президентских выборах… Кто знает, что будет?

Источник: Деловая газета

25 февраля 2014

Коментарии

Добавить комментарий

Вы должны быть авторизованы для комментирования.

 
А также…
«Апазіцыя павінна прадстаўляць грамадства!» Андрэй Дзмітрыеў абмяркоўвае пасланне Аляксандра Лукашэнкі