+375 17 209-48-04

info@zapraudu.info

Всех — на выборы!

Власть будет загонять избирателей на участки или просто нарисует явку, а смогут ли ее противники завлечь избирателей?

Тем, кто за бойкот, быть политиками проще простого: сорок процентов избирателей и так не придут на выборы (правда, они вряд ли узнают о существовании принципиальных сторонников бойкота, а если и узнают, то все равно не придут по привычке).

Нужно ли принципиально бойкотирующим проводить агитацию за бойкот? Конечно. Ведь для того чтобы считать себя правыми, им необходимо сорвать явку на участки. Но будут ли они проводить эту агитацию? Да, будут. Много раз сообщат (или продолжат сообщать) о своем решении на независимых сайтах,  в «Народной воле» и, быть может, в «Свободных новостях плюс».

Об этом узнает примерно 200 тысяч избирателей, т.е. 35-я часть от всех, имеющих право голоса, или 1700-1800 человек на избирательный округ, что составляет не более пяти процентов от тех избирателей, которые уже высказали желание прийти на выборы. Но если учесть, что среди этих двухсот тысяч информированных о бойкоте есть сторонники других предвыборных стратегий, то число избирателей «за бойкот» можно смело делить на три.

Итак, активно пробойкотируют выборы 600 избирателей из 36000-40000, готовых прийти на избирательные участки.

Понятное дело, что, кроме сайтов и газет, агитация должна проходить с помощью листовок и посредством похода от двери к двери. Но «должна проходить» не означает «будет проведена». По окончании парламентской кампании интересно было бы провести социологический опрос, в котором был бы и такой вопрос: «Получали ли Вы печатные материалы, агитировавшие за бойкот выборов в ПП НС РБ? Или, быть может, в дверь Вашей квартиры звонили те, кто выступал за бойкот?»

Если сотрудники НИСЭПИ посчитают целесообразным включить такой вопрос в свой послевыборный опрос, то мы сможем узнать, насколько серьезно «бойкотирующие» поработали с донесением до избирателей своего незамысловатого месседжа.

Теперь пару слов о тех, кто принимает участие в «предвыборном фарсе» только до дня, предшествующего началу досрочного голосования. Их можно назвать – съемщиками. Ну а как иначе их назовешь, если они клятвенно обещают сняться с предвыборной гонки?!

Почему снимаются? Потому что голоса избирателей не считают, а в белорусских тюрьмах сидят политзаключенные. По сути, это тоже форма активного бойкота: сразу говорят об отсутствии честных выборов и о наличии политзаключенных, а потом предлагают не ходить на избирательные участки, потому что…  Далее все то же самое. Попутно: экономический крах,  главная проблема – Лукашенко, но мы знаем, как улучшить жизнь белорусов, однако (повторенье – мать ученья) выборов нет, поэтому…

Избиратель, стало быть, не нужен и «съемщикам». Или нужен для того, чтобы открыть ему глаза. Избиратель, по разумению «съемщиков», в массе своей политически неграмотен и морально дезориентирован.

Следом за активно бойкотирующим съемщик выступает в роли пастыря, т.е. пытается заменить избирателю того или тех, к чьему пасторству избиратель не то чтобы привык, но терпит по причинам, которые значительно превосходят его собственные возможности сопротивляться этому пасторству.

И активно бойкотирующему, и съемщику не откажешь в изобретательности. Не было их среди кандидатов в дни досрочного голосования и в день выборов – какой спрос? «Мы вас не звали на участки, но вы пришли и проголосовали черт знает за кого, за тех, кто либо не попал в парламент, либо попал по разнарядке и теперь не отстаивает ваши интересы. Вот не послушались нас – получите очередную бесполезную и даже вредную (так как парламентарии-бездельники прожирают ваши деньги) Палату представителей, в действительности вас не представляющую».

По сравнению с бойкотирующими и съемщиками, те, кто готов идти до конца, выглядят скучновато: собираются агитировать за себя, сознавая, что в «палатку» их не пропустят. Зачем они так поступают, если не являются наивными людьми?

Бойкотирующие и съемщики уже успели обвинить их в том, что своим «хождением до конца» они обеспечивают режиму… легитимность. Слово «легитимность», не так давно использовавшееся только в специализированной литературе, в Беларуси стало не только публицистическим штампом, но даже полноправной единицей разговорного лексикона.

Между тем, слово «законность» ничем не хуже. Но бойкотирующие и съемщики без устали говорят об отсутствии «легитимности», тогда как государственная власть в Беларуси признается ЗАКОННОЙ субъектами международного права.

Были ли сфальсифицированы президентские выборы 2010 года? По моему мнению, да (не знаю только, на сколько в процентном соотношении). И что с того? ЕС разорвал с Беларусью дипломатические отношения?

Если уж этот «режим» признан «легитимным» в Брюсселе, Москве и прочих столицах, то стоит ли упорствовать в чистоплюйстве нам, тутэйшим? Бойкотирующие и съемщики упорствуют в этом, а «идущие до конца» рискуют получить от первых двух обвинения в коллаборационизме. Но это обвинение не такое страшное, как может показаться. Дело в том, что слово «коллаборационизм» того же поля, что и «легитимность».

Власть для большинства белорусов законна, как бы она не была получена ее главными обладателями, а насчет сотрудничества с ней – так мы все сотрудничаем, пока ходим в магазины и платим за коммунальные услуги.

«Идущим до конца» нужны избиратели – избиратели, которые проголосуют за них, но голоса которых отдадут другим. Чем больше будет таких действительно НАРОДНЫХ ДЕПУТАТОВ, не попавших в «палатку», но на самом деле победивших в своем округе, тем раньше настанет тот момент, когда, не дожидаясь мнения Москвы и Брюсселя, граждане Беларуси громко скажут: «Эта власть нелегитимна».

«Идущие до конца», кроме того, что они не попадут в парламент, должны понимать еще одну вещь.

Если ты идешь до конца, то работай так, словно бы нет никаких фальсификаций, словно бы у тебя есть реальный шанс попасть в парламент, словно бы за тобой избирателей, как минимум, 50% плюс один голос. В противном случае, ты не то чтобы легитимируешь режим, но способствуешь тому, чтобы граждане разуверились в том, что в Беларуси можно найти тех, кто действительно готов представлять их интересы.

Избиратели простят все: плохую речь и нелепую прическу, не тот галстук и волнение во время телевизионного выступления, отсутствие постоянного места работы (сейчас больше миллиона белорусов работает «не по трудовой») –  простят многое, не простят только того, что ты хотел КАЗАТЬСЯ кандидатом, но не заставил себя БЫТЬ им (как это тяжело в наших условиях, избиратели знают не хуже самих кандидатов, поэтому с лихвой вознаградят за попытку).

Игорь Драко, «Белорусский партизан»

18 июня 2012

Коментарии

  • Svjadomy23 июня 2012 #

    Большего отсутствия формальной логики, чем у авторов статеек на тему выборов на сайте ГП, представить невозможно.

Добавить комментарий

Вы должны быть авторизованы для комментирования.

 
А также…
Поход к избирателям. Олег Квятинский, кандидат в депутаты Витебского горсовета