+375 29 853-40-17

info@zapraudu.info

«Я СТЫДИЛСЯ СВОЕГО ЯЗЫКА…»

Не стало Валентина Распутина. Одного из крупнейших современных русских писателей. Лучшее из того, что он написал, сделало бы честь любой литературе.

ab1abe2bc4cacfe0cff551cbf4bfe0ad

Сложнее с отношением к Распутину как общественному деятелю. Хотя с его стороны — всё как бы просто. «Вам нужны великие потрясения — нам нужна великая страна», — к месту и не к месту (например, на встрече со студентами БГУ в Минске) повторял он слова Петра Столыпина. Поэтому выступал против «сил общественной дестабилизации» (привет Лукашенко!), среди которых видел, например, Василя Быкова, «вдоволь нахороводившегося с теми, кто сеял семена раздора между нашими народами». И меня призывал к «объединительным усилиям, преодолев недоверие к москалям».

У нас были очень хорошие отношения, которые испортила политика. Впрочем, она испортила отношения не только белорусских и русских литераторов. Из-за нее Валентин Распутин разошелся со своим другом, блистательным писателем  человеком Виктором Астафьевым, не перешедшем в «общественные деятели», а до конца остававшемся писателем.

Когда Распутин вошел в политсовет Фронта национального спасения, сталсопредседателем Русского национального собора, с ним стало очень сложно находить общий язык. Но все же в нем жило чувство литературного братства, и он никогда не позволял себе то, что позволяли другие русские «писатели-патриоты». Например, последний руководитель Союза писателей СССР Владимир Карпов, заявивший  в отношении того же Василя Быкова: «Если враг не сдаётся, его уничтожают». И это фронтовик и фронтовике…

Почти 20 лет назад, когда Распутин был в Минске, я пригласил его в моё родное Крево. Сказал: «Валентин Григорьевич, я хочу, чтобы ты посмотрел Кревский замок, послушал моих крывічоў и, может быть, понял, почему мы разные…» Он загорелся: «Давай!» И хоть съездить нам не довелось (почему — отдельная история), мы очень долго, всю длинную февральскую ночь  проговорили о корнях, о детстве, о языке и национальной культуре, то есть, о главном, из чего возникает литература, писатель… «Ты знаешь, — говорил он, — в моей Аталанке (его родной деревне) разговарили ведь совсем не на том языке, какой я услышал потом в Москве. И я стыдился своего «аталанского» языка, уходил от него с каждой книгой все дальше  — и зря! Нельзя от своего уходить никому, тем более писателю — это убийственно!.. И язык тот, мой, ведь затопили вместе с Аталанкой…” Я спрашивал: “Так если ты сожалеешь о своем «аталанском», как мне согласиться с тем, что мой белорусский пытаются затопить вместе з Беларусью? Это не убийственно?..» — и он соглашался: «Да, ты, пожалуй, прав…»

Уже уезжая из Минска, он сказал в интервью, что «любя поэта Некляева, с уважением относится к его сомнениям», что не помешало столь же хорошо (и даже гораздо лучше) относиться к Лукашенко.

Распутина упрекали (заслуженно и не заслуженно) во многом. В том числе в национализме, сознательно обходя понимание национализма самим Распутиным. «Я понимаю себя и всегда понимал как писателя русского. Идеологически русский писатель, как правило, стоял на позиции возвращения национальной и исторической России. Что плохого, если мы учим: нельзя мне поступать дурно, ибо я русский. Подменять национальную идею фашизмом, как это делается сплошь и рядом, могут лишь люди злонамеренные…»

Последний раз мы говорили с ним ровно три года назад. 15 марта 2012 года. Я был тогда под полицейским надзором,  и в Москву, где в Доме кино отмечалось его 75-летие, меня не пустили. Поздравил по телефону. Прочитал запись из дневника Алеся Адамовича, с которым Распутин дружил, которого ценил и уважал. «Мелкие людишки, мелкие страсти нас вовлекают в изнурительную и бессмысленную групповую вражду. Как из нее выбраться? Как в тайге. На дерево повыше — и оттуда глянуть. Где дорога?»

У Адамовича это записано по-русски, но я намеренно перевел, прочитал по-белорусски. И услышал:«Знаешь, ты как будто на «аталанском» меня поздравил, который я забыл… Спасибо…»

На 70-летие писателя Валентина Распутина президент Владимир Путин наградил его орденом «За заслуги перед Отечеством» III степени. Степень заслуг их обоих оценит время, дымом протекающее над Отечеством…

Владимир Некляев, «Белорусский партизан»

 

15 марта 2015

Коментарии

Добавить комментарий

Вы должны быть авторизованы для комментирования.

 
А также…
«Апазіцыя павінна прадстаўляць грамадства!» Андрэй Дзмітрыеў абмяркоўвае пасланне Аляксандра Лукашэнкі