+375 29 853-40-17

info@zapraudu.info

За мясом!

Владимир Некляев в выходные искал продукты по сходной цене. В Ракове.

Наши политики выгодно отличаются российских в первую очередь тем, что живут той же жизнью, что и народ. Другое дело —  популярность дает о себе знать. Не получается, к примеру,  у Некляева выбраться на рынок так, чтобы это не было кем-нибудь замечено и «освещено».  Не получается и перекинуться парой слов с продавцом, чтобы кто-нибудь не усмотрел в этом заранее спланированную «политическую акцию».

Тем не менее, еда нужна всем. И домой ее никто даже популярному политику не принесет.  А мясо нынче и вовсе не в каждом магазине купишь. Цены растут, качество – нет.

В Раков

В семье Некляевых в выходные  планировалась выездная шопинг- продуктовая «акция».

Некляев поехал за мясом в Раков. Это город был выбран  по очень простой и понятной каждому осведомленному в теме гражданину. В Ракове традиционно мясо лучше, чем в Минске и, как надеялся Некляев, дешевле. Ведь туда еще с советских времен по выходным  съезжаются частники: продают свою продукцию – свежую и без магазинных накруток.   В принципе, если ехать за мясом в Раков, в деньгах даже с учетом  стоимости бензина не теряли.  Тем более что  на минских рынках мяса по нормальной цене и нормального качества уже практически не купишь.

На  рынке

В последнее время очень  много разговоров на тему: отчего мясо так безбожно дорожает. Приводились причины –  чиновниками и экспертами разными. Главные из этих доводов были такими:  мол, было у нас мясо дешевое, и мы, дураки, его задешево кому угодно продавали. Прослышали про это  россияне и… скупили  наше мясо за здорово живешь. Поэтому у нас теперь мяса мало и потому оно (оставшееся от агрессивных россиян) – дорогое.

Здесь, на рынке, оказалось, что все немножко не так. То есть, совсем не так. Россиян замечено не было – во всяком случае, в таком количестве, чтобы это бросалось в глаза.

— Я интересовался  у продавцов, скупают ли мясо россияне. Спрашивал и у представителя администрации рынка, — рассказал потом Владимир Некляев. — Все отрицают  эту тему. В Ракове основная доля покупателей – минчане, которые едут в выходные на дачу, «на шашлыки»  или в деревню. Те,  кому по пути, заезжают  на рынок, покупают заодно на неделю все, что надо – не только мясо — и остаются довольны. Правда, с каждым днем (вернее, с каждой неделей) о выгоде все меньше идет речь.

Цены

В самом деле, когда Некляев собрался в Раков, информация о ценах на мясо  была еще довольно обнадеживающей. В прошлые выходные мясо стоило здесь от 30 до 45 тысяч белорусских рублей.  Однако в этот раз  цифры оказались совершенно иными.

Пенсионерка Евгения   — местная, раковская. Ее ценами  на родном рынке вроде бы не удивишь. Однако на сей раз она не купила того, чего хотелось  (а хотелось кумпяка и шеи). Несла Евгения с рынка пару хвостов и полкило мяса для поджарки.

Увидев у мясных рядов Некляева, Евгения резко развернулась и со словами «может, хоть счас цены скинут!» ринулась назад.  За ней поспешили еще две женщины. Однако, заметив, что политик так же, как и они, приценивается, а продавцы ему в это время рассказывают, отчего торговать становится не выгодно,  надежду на временное падение цен потеряли.

— Скажите, а вы хвосты на какое блюдо купили? – спросила я. – Холодец будете варить? Только из двух хвостов?

— Нет, — растерялась женщина. – Это я собачке.

— А себе что купили, если не секрет? Может, нам посоветуете, что тут получше взять?

— Что я могу посоветовать, — удивилась Евгения и покраснела. Неожиданно она рассердилась:

–  Я эксперт вот в этом – она тряхнула пакетом с хвостами. – 40 лет проработать медсестрой, чтобы получить пенсию размером 425 тысяч! Как бы мы с мужем жили, если бы не дети, я не знаю. Муж у меня болеет все время, на «больничных» постоянно. Я  уже 2 года на пенсии. Как жить? Мне мою «пенсию-подачку», конечно,  индексировали (теперь, с последними 13-ю процентами у меня 800), но разве это может хоть как-то сравниться с ростом цен на все вокруг? С прошлой недели все цены на мясо выросли на 5-7 тысяч.

— А отчего цены растут, как думаете? Доллар  растет и цены за ним…

— Доллар растет? – встрял в разговор какой-то дядька в фартуке. — Так у нас же «стабильный курс»!

— Это какой курс вы считаете стабильным?

— У нас уже «закладывают» по 9 тысяч за доллар.

— Где это — у вас?

— Да везде… странная вы какая-то, с луны свалились?

— Я про 9 пока ничего не слышала, — подключилась к разговору молодая женщина. — Не может так быстро доллар вырасти.

— Не верьте! Мне-то что? Мы ценники три раза на неделе меняем. Я вам могу прогноз сделать: к 15 сентября мясо будет по 12 тысяч. Тут в Ракове. В Минске я не знаю, по какой цене пойдет. Да там непонятно и откуда мясо привезено. Сюда езжайте. Все равно будете в «выгоде».

— А вы свое продаете или перекупаете у частников?

— А у нас уже мало кто «чисто предприниматель» (перекупщик, то есть). Мы и покупаем у производителя, и сами еще по 3-4 свиньи держим.  Иначе невыгодно.

Люди

Владимир Некляев, пока шла дискуссия, выбрал себе подходящий кусок полендвицы и разговорился с продавцом:

— А вы свое продаете?

— Мы – свое. Только вот не знаю, сколько так протяну. Всей семьей работаем:   мы с женой держим 8 свиней и теща 4-х.  Все тут недалеко  – в Воложинском районе. Доставка, тем не менее, из-за бензина все более проблематична. Но даже не это закладываем в цену.

— А почему, как думаете, цены растут?

— Это не ко мне вопрос, — покосился продавец на пробирающегося сквозь толпу покупателей представителя администрации рынка. – Это к правительству.

Жена продавца, завидев  приближающееся официальное лицо,  прокричала, как можно громче:

— Ну,  все, поговорили, вы тут нас не агитируйте, мы за вас не голосовали!

— Ну что ж, «не голосовали»… — хотел было отойти от прилавка Некляев, но хозяин его остановил:

— В три раза выросли корма. Вы понимаете в этой теме?

— Конечно, у меня же отец был председателем колхоза, я вырос в деревне, качество мяса знаю и по ценам разобраться вполне смогу. Сколько стоит сейчас комбикорм?

—  50 тысяч за кг! Плюс  тяжкий труд…  Считайте. Цена на корма растет. Абсолютный дисбаланс в ценах на живой вес  и разделанную свинину.

— А как вы относитесь к мнению о том, что это россияне «дисбаланс» вносят? Россияне, мол, скупают наше продовольствие и нахваливают еще: какое дешевое!

— Да где вы видите россиян? Дело в том, что для самих белорусов продукты стали дорогими, и их даже по этой цене не купить! Смотрите, что у женщин в пакетах? У стариков – обрезки, кости  и хвосты! Если бы не это, то можно было бы только радоваться тому, что наша продукция находит сбыт у россиян или кого-то другого!

Разговор как раз завершился к моменту, когда представитель администрации рынка, наконец, протиснулся к политику. Поскольку предъявить было нечего, а избавиться от Некляева очень хотелось, Виктор Викторович пристал к журналистам Белсата (которые были тут же), с требованием предъявить аккредитацию или хоть документы. Документы были показаны и вполне удовлетворили. Подоспел  председатель сельсовета, оказавшийся в последствии, как и Виктор Викторович, вполне приятным собеседником. Поспорив о том, что есть аккредитация, а что есть место, где может работать любой журналист, мы вышли из мясного павильона и заговорили «про жизнь».

—  Мне на ум приходит параллель с 1990—1992 годами, когда рост доходов тоже не успевал за ростом цен, — вспомнил события 20-летней давности Некляев. – Уходил потом президент  от кебичевской ценовой политики, уходил, да к ней и… пришел, в конце концов! Все другие государства шли в будущее, а мы кругами возвращались в начало 1990-х годов. Нужно было начинать реформировать сельское хозяйство, а у нас что делали? Помните дела Леонова и Старовойтова? Нужно было развивать малый и средний бизнес, чтобы сегодня люди не оглядывались на кризис, а могли сами зарабатывать себе на жизнь.

Представители власти переглянулись и тихонько покашляли.

Власть

Покашливание, скорее всего, было вызвано тем, что к группе приблизился глава местной милиции (нам представляться категорически отказался, но держался большим начальником был весьма строг). Милиционер явно подействовал на качество разговора. Собеседники Некляева как-то сразу приутихли, а милицейский чин, хоть и был в гражданском, с места в карьер пристал в журналисткам Белсата,  с той же аккредитацией (своих документов не предъявил). После настойчивых просьб  рассказать, как именно милиция трактует понятие «аккредитация», знаком ли наш собеседник с Законом о СМИ и не хочет ли все же сам представиться,  милиционер счел за благо скрыться в павильоне. (Может, тоже за мясом пошел, а может, другие дела у него там были).

Когда представитель местных силовых структур исчез за дверями, Виктор Викторович с энтузиазмом предложил провести среди нас мясной ликбез: что покупать в Ракове и почем.

По его словам, заслуживает внимания:

Филейная часть  по цене 55 тыс. руб.

Ребра – 37-38 тыс. руб.

Полендвица – 55 тыс. руб.

Шея – 50-55 тыс. руб.

(цены прошедших выходных)

Когда Виктор Викторович перечислял «свои деликатесы», председатель сельсовета внимательно слушал и по вопросу «шеи» с ценой не согласился:

— Ты, — говорит, — не занижай, не занижай! А то хлынет сюда покупатель, скажет: о! в Ракове — все по дешевке! Народу набежит!

Народ

В общем, вернулись мы – политик и сопровождающие его лица включая журналистов —  вполне довольные. Мяса (хоть и дорого) купили «по кусочку», творожка взяли много и  по сходной цене: домашнего (20 тысяч любой вкус). Приобрели  и сметаны «сепараторной» – 20 тысяч пол-литровая баночка. Владимир Некляев взял еще у бабуси литровую бутылку молока, пожал на рынке порядка двадцати рук, прослушал в исполнении одной продавщицы  собственного сочинения стих (торговала бабушка-«поэтесса» там же), и в итоге принял приглашение приезжать к продавщицам в гости — в Душково (Раковский с/с).

— А чаго ж там, цётачкі, у вас цікавага, у Душкаве? — спросил Некляев, пытаясь рассовать покупки по пакетам.

«Цётачки» покатились со смеху и, обмахиваясь купюрами достоинством в 5 тысяч, запричитали: «А што  ж у нас можа быть “цікавага”,  родненькі? Грошау няма… Работа! Толькі і ўсяго!»

Варвара Котова, zapraudu.info

5 сентября 2011

Коментарии

Добавить комментарий

Вы должны быть авторизованы для комментирования.

 
А также…
Надо ли извиняться перед памятником? Андрей Дмитриев на ОНТ