+375 17 209-48-04

info@zapraudu.info

Жизнь после «зоны»

По неофициальной статистике, в Беларуси практически каждый четвертый гражданин сидел в тюрьме. А значит, так или иначе сталкивался с проблемой, что делать после освобождения – когда не берут на работу и ставят крест на твоей судьбе. Как в Беларуси живется экс-зекам?
«Одно слово – зек»

Саше 46 лет. Выдал кредит под честное слово своему другу, который обещал все документы донести. Тот его подставил. В итоге – хищение в особо крупных размерах.

Саша сел в тюрьму. Четыре года. Конфискация, обыски. Жена волокла двух маленьких детей и успевала таскать передачки мужу. Его выпустили по амнистии.

Когда прошла первая эйфория свободных дней, Саша стал искать работу. Он не воспользовался предложением криминальных авторитетов, с которыми сидел. Решил начать всё с начала. «Встал на путь истинный», – сказали бы в администрации колонии.

Но становление на этот путь происходило тяжело.

– На работу в первый год вообще не брали, рассказывает Саша. – И причин находилось множество. То я по возрасту не подходил, то опыта маловато. Вроде бы и не запачкался, вроде бы и друг виноват, а каждому объяснять не будешь, одно слово – зек.

В итоге Саша устроился работать в местный колхоз. Через год подал резюме на должность председателя колхоза в соседнем районе.

– Меня взяли без проблем, потому что я им предложил очень хороший бизнес-план, – рассказывает Саша. – Поработал три месяца, а потом меня уволили. Вроде бы за профнепригодность, но истинной причиной была моя непогашенная судимость.

Жена бросила, дети тоже. Где найти работу?

Алексею 53 года. Отсидел в тюрьме год и восемь месяцев за хулиганство. Говорит, что случайно. Его родители умерли. Жена бросила. Минск встретил его не только свободным воздухом, но и проблемами: где жить, что есть и одевать, как найти работу?

На первое время помогли церковь и благотворительные организации, в частности Красный Крест.

– Был я в Красном Кресте, попросил кое-что одеться, – описывает Алексей. – Они привели меня к куче сваленной одежды. Из неё даже бомжи не все брали. Поесть в церкви можно. Правда, я принадлежу к другой конфессии, а они меня постоянно агитируют к ним переходить. Что ж, приходится терпеть. Есть же хочется.

— Я устроился на работу сам. Не так сложно, как казалось бы. Но вот не знаю, как прожить месяц до первой зарплаты, — вздыхает Алексей.

Адресную социальную помощь он не получает. О том, что можно подавать заявление руководству колонии на выплату адресной соцпомощи, Алексею никто не сообщал.

– Сейчас я больше всего хочу найти жильё, приодеться и отложить на черный день, – делится планами Алексей. – А там, поживем-увидим.

Кому нужны осужденные?

Перво-наперво освобожденных направляют в территориальные центры социальной защиты по месту прописки. Там они получают материальную и моральную помощь. По словам сотрудников центра, всё-таки лучше, чтобы заключенным помогали отдельные центры.

– В центрах работают преимущественно женщины, – рассказывает директор территориального центра социальной защиты Московского района Елена Блинова. – Те, кто обращается, часто довольно агрессивные люди. И неизвестно, на что они способны. Приходит такой человек и требует денег. Хорошо, если в комнате будет мужчина. А так всем коллективом собираемся и принимаем его.

В Беларуси есть центры социальной адаптации бывших осужденных. Здесь им помогают с документами, дают ночлег. Но их всего два, на 30 коек-мест. Один в Могилёве, второй в Минске на Окрестина, 36.

– Места у нас никогда не пустовали, – говорит директор центра на Окрестина Сергей Карпович. – Своего здания мы не имеем, потому в общежитии только 12 коек. И тут работают те же люди, что и в центре изоляции. Мы давно уже ставим вопрос о расширении. Это дорого: новое здание, как минимум, на 50 мест, обслуживающий персонал плюс квалифицированные специалисты – и содержание одного жильца обойдется ценой бюджетной гостиницы. Но расширение необходимо – это позволит снизить количество преступлений. Смотрите сами: выходит человек из тюрьмы, а у него ни работы, ни жены, ни детей. Вероятность того, что он снова попадет на зону – очень высока.

Оксана Федорович

13 ноября 2011

Теги:

Коментарии

Добавить комментарий

Вы должны быть авторизованы для комментирования.

 
А также…
Поход к избирателям. Олег Квятинский, кандидат в депутаты Витебского горсовета